Ориентация на прибыль: против чего протестуют заключённые американских тюрем. Опыт: как выглядит американская тюрьма изнутри

«Против рабства в Америке». Как была организована крупнейшая в истории США акция протеста заключенных

Ориентация на прибыль: против чего протестуют заключённые американских тюрем. Опыт: как выглядит американская тюрьма изнутри

В общенациональной забастовке, начало которой назначили на 45-ю годовщину бунта в тюрьме Аттика, приняли участие до 30 тысяч заключенных тюрем в нескольких штатах.

Акцию организовали «Движение за свободную Алабаму» (FAM, тюрьмы в Алабаме традиционно переполнены при недостатке тюремного персонала и проблемах с гигиеной) и «Оргкомитет работающих заключенных» (IWOC), которые подчеркивали, что происходящее — это именно забастовка трудящихся, поскольку тюрьма стала для заключенных рабочим местом.

Масштабы забастовки трудно оценить из-за автономности организационных ячеек, проблем со связью в тюрьмах и разных способов протеста, однако ее с самого начала называли крупнейшей в истории США.

Активисты сообщали, что установили каналы связи между группами в разных тюрьмах задолго до начала забастовки; координацию вели по нелегальным мобильным телефонам и через членов семей заключенных.

Сыгравший ключевую роль в организации забастовки пожизненно осужденный из тюрьмы Холмана в Алабаме (93 сотрудника администрации, 960 заключенных) Кинетик Джастис Амун (настоящее имя Роберт Эрл Кансил) объяснял: «Мы решили использовать труд в качестве инструмента давления… Эти системы существуют, поскольку они приносят прибыль. Прибыль, которую приносим мы».

В мае Джастис, на 28 месяцев отправленный в одиночную камеру за участие в тюремных протестах 2014 года, по видеосвязи выступил в прямом эфире передачи Democracy Now! Он сравнивал современные исправительные учреждения США с «системой рабства».

После начала забастовки Джастиса перевели в исправительное учреждение Килби, известное предельно жестким отношением к заключенным.

Он объявил о начале голодовки, и его снова перевели — на этот раз в тюрьму Лаймстоуна; в камере там стояла невыносимая жара, вдобавок надзиратели отключили воду.

В конце октября, уже ближе к концу забастовки, Кинетик Джастис разговаривая с Vice по скайпу, описывал текущие из канализации нечистоты, обваливающиеся стены, ржавые трубы и разбросанный повсюду мусор.

Заключенные тюрем Алабамы во время забастовки активно использовали соцсети: в канал на и на сайт активистов выкладывали записанные на телефоны видео с рассказами об условиях содержания, отсутствии медпомощи и других случаях нарушения прав осужденных.

В результате уже в начале октября Минюст США объявил о начале расследования жалоб на применение насилия, переполненность и несоблюдение санитарных норм в тюрьмах Алабамы. «Все граждане, даже заключенные, заслуживают должных санитарно-гигиенических условий проживания, не сопровождаемых физическим или сексуальным насилием», — подчеркивал прокурор Кеньен Браун из Южного округа Алабамы.

C 1977 года число заключенных в тюрьмах Алабамы выросло на 840%. Сегодня Алабама и Луизиана остаются единственными штатами в США, где численность тюремного населения не снижается и остается на уровне выше среднего по стране.

«Создать волну, которую тюремная система не сможет пережить»

Ситуация в американских тюрьмах накалялась с 2010 года, когда от работы одновременно отказались заключенные всех тюрем штата Джорджия.

Через несколько месяцев заключенные в Калифорнии начали серию голодовок против длительного содержания в одиночных камерах; в результате почти всем участникам акции удалось добиться отмены одиночного заключения.

В своих заявлениях участники акции особо подчеркивали, что межрасовая солидарность в борьбе за общие права станет ключевым элементом кампании протеста, поскольку лишит администрацию важнейшего инструмента давления — разобщения заключенных по расовому признаку.

The Nation отмечает, что еще до начала нынешней акции ее предполагаемых координаторов из разных тюрем этапировали в другие места заключения, поместили в одиночные камеры или перевели на более жесткие условия содержания. Такие действия в беседе с изданием заключенный тюрьмы Клементса в техасском Амарилло Джейсон Уокер назвал «предантикризисными мерами».

Первые акции протеста начались еще 7 сентября во Флориде — штате, который занимает третье место в стране по числу пенитенциарных заведений: заключенные пяти тюрем забаррикадировались в спальнях и камерах и отказались выполнять приказы; кое-где они громили тюремное имущество, тогда силовики пытались остановить беспорядки слезоточивым газом.

«Это призыв к действию против рабства в Америке, — говорилось в листовке IWOC, которую распространяли в тюрьмах перед началом забастовки. — В сентябре мы собираемся организовать и расширить акции протеста, создать единую волну, которую американская тюремная система не сможет проигнорировать или пережить». 9 сентября забастовка началась в полную силу.

Заключенные из разных тюрем и штатов выступали независимо друг от друга; основным их требованием было упразднение «узаконенного рабства» в американской пенитенциарной системе.

Хотя запрет на использование принудительного труда был прописан еще при Линкольне в 13-й поправке к конституции США, в отношении исправительных учреждений эта норма не действует: подневольная работа может быть «наказанием за преступление, за которое лицо надлежащим образом осуждено».

«Ну нет, думал я, так не может быть в Америке, так бывает на Кубе и в Китае, — говорил CNN по “контрабандному” телефону заключенный из штата Южная Каролина Гарольд Саса. — Эта система не приносит выгоды ни нам, ни гражданам на воле».

Саса, представившийся журналистам вымышленным именем по соображениям безопасности, рассказал, что прочитал в заключении сборник писем Джорджа Джексона Soledad Brother. После этого он присоединился к группе «тюремных юристов», требовавших снижения цен на продукты, создания доступных общеобразовательных программ для осужденных и справедливой оплаты труда.

Саса и его товарищи бастовали более трех недель. Акцию прекратили по решению «тюремных юристов», которые пришли к выводу, что такая тактика не приносит результатов.

Консервативные законы, тюрьма и труд

По данным Marshall Project, оплата труда в государственных тюрьмах в США составляет в среднем 20 центов в час (в некоторых, например, в Техасе, арестанты не получают ничего).

Участники государственных программ UNICOR или PIE могут зарабатывать до 1,15 доллара в час, однако в них заняты лишь около 7% работающих заключенных.

В Калифорнии исправительная система в 2014–15 финансовом году получила от работы заключенных прибыль в 58 млн долларов: четыре тысячи осужденных получают по два доллара в день за тушение лесных пожаров, которые регулярно бушуют в этом штате.

При этом работать обязаны все заключенные, не освобожденные от труда по медицинским показаниям: прибывшим в тюрьму осужденным напоминают об этом в специальных буклетах.

Правило действует и в тех тюрьмах, где за работу заключенным не платят — там за отказ от труда лишают привилегий и не выпускают из камеры.

Опротестовать низкие зарплаты в суде заключенные тоже не могут, поскольку формально не числятся сотрудниками какой-либо организации.

Акция против использования ультрадешевой рабочей силы заключенных совпала с началом показа на сервисе Netflix документального фильма «Тринадцатая» (13th, 13-я поправка к конституции США об отмене рабства) режиссера «Сельмы» Авы Дюверней, которая исследует состояние современной американской исправительной системы и прослеживает связи между отменой рабства и появлением новой формы использования подневольного труда в эпоху «законов Джима Кроу» и расовой сегрегации.

Для иллюстрации последовательного неприятия реформ истеблишментом в фильме показаны заявления кандидатов в президенты США Дональда Трампа и Хиллари Клинтон: во время предвыборной кампании Трамп активно прославлял жесткие законы и «старые добрые времена», а в 1989 году выкупил рекламные полосы в газетах, чтобы потребовать смертного приговора для обвиняемых в убийстве девушки в Центральном парке Нью-Йорка (молодых людей признали невиновными); Клинтон наравне с мужем выступала за «жесткую борьбу с преступностью» и закон 1994 года о преследовании детей-«суперзлодеев» (superpredators) наравне со взрослыми за насильственные преступления (позже Билл Клинтон признал, что политика его администрации привела к ухудшению ситуации с численностью заключенных в США).

В фильме рассматривается и роль организации ALEC (Американский совет по законодательному обмену), которая готовит для членов Конгресса тексты законопроектов.

В первую очередь речь идет о консервативных законопроектах, например, о законе штата Флорида о праве на использование оружия (Stand Your Ground Law), который горячо обсуждался в США после «легального убийства» Джорджем Циммерманом чернокожего подростка Трейвона Мартина.

Принятие законов, постепенно снимающих ответственность с вооруженных людей, привело к резкому росту продаж огнестрельного оружия. В состав учредителей ALEC входит и сеть Walmart, один из крупнейших продавцов огнестрельного оружия в США.

Туда же до недавнего времени входила и крупнейшая компания-оператор частных тюрем Corrections Corporation of America. Компания была вынуждена выйти из состава организации после скандала вокруг представленного ALEC закона штата Аризона SB 1070, который давал полицейским право останавливать любого человека как предполагаемого нелегального иммигранта.

К концу октября большая часть протестных акций утихла. За два месяца погибли двое заключенных: осужденный из тюрьмы Холмана в Алабаме покончил с собой в одиночной камере, осужденный из Кинросса умер, по словам правозащитников, из-за непредоставления своевременной медицинской помощи.

Победа Трампа и надежды частных тюрем

9 ноября стало известно, что сорок пятым президентом США станет бизнесмен Дональд Трамп.

Уже утром этого дня на бирже резко выросли акции двух компаний: Corrections Corporation of America (CCA, в октябре переименовалась в CoreCivic) и GEO Group — крупнейших американских компаний-операторов частных тюрем.

К мгновенному росту на 49% и 21% привела даже не победа Трампа, а проигрыш Хиллари Клинтон, которая обещала «покончить с частными тюрьмами», которыми управляют «неподотчетные корпорации».

Трамп, напротив, говорил, что в Америке «можно провести немало приватизаций» и передать полномочия частным тюрьмам, которые «работают намного лучше», чем «провальная» государственная система исправительных учреждений. Он активно поддерживал систему личных досмотров на улице (stop-and-frisk) и заявлял о необходимости решительно бороться с преступностью.

Ответные шаги со стороны заинтересованных сторон также были. GEO Group через свои структуры перевела десятки тысяч долларов в политический фонд Rebuild America Now, поддерживающий Трампа.

Профсоюз сотрудников иммиграционной и таможенной полиции США во время предвыборной кампании впервые официально заявил о поддержке конкретного кандидата — самопровозглашенного борца за «закон и порядок» Трампа.

С начала 2008 года CCA, управляющая более чем шестью десятками исправительных учреждений и центров временного содержания в 19 штатах, заработала 689 млн долларов на госконтрактах Иммиграционной и таможенной полиции США по содержанию центра для женщин из Центральной Америки в Техасе; GEO Group получила 1,18 млрд долларов по госконтрактам на содержание нелегальных мигрантов.

Этим летом Минюст США назвал частные центры небезопасными, а министерство национальной безопасности решило подумать о прекращении их дальнейшего использования из-за неполного доступа заключенных к медицинской помощи. После этого в компаниях выпустили дежурные заявления о предоставлении «высококачественных, бюджетных услуг», ценностью которых для общества «можно гордиться».

В беседе с Vice специалист по изучению исправительной системы США Мишель Дейч отметила, что если Трамп собирается выполнить обещания по массовой депортации нелегальных иммигрантов, для их размещения на территории США потребуются огромные площади.

Таких ресурсов у государственных тюрем нет, а следовательно «активно будет работать частный сектор».

По оценкам Карла Такея из National Prison Project Американского союза защиты гражданских свобод, при депортации обещанных Трампом двух миллионов человек для их содержания потребуется создание как минимум 164 тысяч дополнительных мест.

Сейчас центрах для размещения иммигрантов в США, по официальным данным, содержится в заключении примерно 41 тысяча человек. Большая часть из них находится в частных центрах: на иммигрантов приходились 24% доходов CCA и 18% доходов GEO.

Источник: https://zona.media/article/2016/06/12/usa

Ориентация на прибыль: против чего протестуют заключённые американских тюрем

Ориентация на прибыль: против чего протестуют заключённые американских тюрем. Опыт: как выглядит американская тюрьма изнутри

В США началась общенациональная забастовка заключённых. Участники 19-дневного протеста собираются бойкотировать наряды на работу и устраивать мирные стачки. Таким образом узники американских тюрем планируют привлечь внимание к тяжёлым условиям содержания, а также «рабскому» труду.

Проблема усугубляется наличием в США частных тюрем, которые ориентированы на получение прибыли. Эксперты считают, что дефицит федерального бюджета вряд ли позволит Минюсту США отказаться от принудительного труда и сотрудничества с «частниками».

О борьбе американских заключённых за свои права — в материале RT.

Американские заключённые 21 августа начали общенациональную забастовку из-за плохих условий содержания и условий труда, которые они называют «рабскими». Газета The Guardian сообщает, что протест будет длиться 19 дней, забастовка планируется мирной: заключённые будут бойкотировать любые наряды на работу.

Также по теме

Путёвка на нары, или Всё включено: в Госдуме предлагают разрешить создание частных тюрем

В России могут разрешить создание частных тюрем, соответствующий законопроект разрабатывается в нижней палате парламента. Как пояснили…

Протест инициирован находящимися в заключении членами организации взаимопомощи Jailhouse Lawyers Speak («Голос тюремных адвокатов». — RT), которые обучают содержащихся в тюрьмах основам права.

Ранее представители  Jailhouse Lawyers Speak распространили манифест и обращение к заключённым по всей стране, предупредив, что участие в этой акции, скорее всего, повлечёт за собой серьёзные последствия в виде ужесточения режима содержания и других мер со стороны тюремных администраций. 

«Это вопрос соблюдения прав человека. Заключённые понимают, что с ними обращаются, как с животными. Американская тюрьма — это зона боевых действий, где каждый день люди гибнут или подвергаются опасности из-за условий содержания. Многие из нас ощущают себя так, будто мы уже умерли. А в таком случае разве нам есть что терять?» — говорится  в манифесте на сайте организации.

Документ был размещён на анонимной основе — его авторы опасаются жёсткого ответа со стороны властей.

Всего инициативная группа выдвинула 10 требований, которые включают в себя улучшение условий содержания, возвращение заключённым права голоса, а также отмену пожизненных сроков без права досрочного освобождения, которые активисты называют «смертной казнью через заключение». Более половины требований касаются улучшений условий для заключённых афроамериканского и латиноамериканского происхождения.

Трудовые резервы

Одно из основных требований бастующих — прекращение практики направления заключённых на принудительные работы с мизерной заработной платой. Организаторы подчёркивают, что, учитывая расовый состав заключённых, особенно в южных штатах США, такая практика вызывает оскорбительные для чернокожих узников ассоциации с временами рабовладения.

По данным портала Prison Policy, в Соединённых Штатах более 800 тыс. заключённых каждый день трудятся в рамках программы принудительных общественных работ. В некоторых штатах, например Южной Луизиане, ставка для таких работников — четыре цента в час. При этом индустрия тюремного труда генерирует до $2 млрд выручки в год.

Проблему низкооплачиваемого принудительного труда заключённых обостряет факт наличия в Америке частных тюрем. Впервые частные тюрьмы (в США их иначе называют «ориентированными на прибыль») появились в штате Техас в 1985 году. На сегодняшний день в стране действует около 50 частных исправительных учреждений различного уровня, федерального и местного.

Также по теме

«Необходимо остановить это беззаконие»: посольство РФ возмущено жёсткими мерами США в отношении россиянки Бутиной

Положение арестованной в США Марии Бутиной продолжает ухудшаться. Её этапировали в тюрьму города Александрии после месячного…

Условия содержания, а также уровень безопасности во многих частных тюрьмах хуже, чем в государственных, отмечает газета The New York Times.

Многие штаты, например Миссисипи, требуют от таких учреждений сокращения расходов на содержание заключённых на 10% по сравнению с государственными — это обязательное условие для предоставления лицензии, которое приводит к увеличению количества заключённых в камерах, уменьшению числа охранников и медицинского персонала. 

Так, по данным издания, в ходе рассмотрения иска от заключённых одной из таких тюрем выяснилось, что начальник учреждения получает бонусы за сокращение трат на заключённых, но при этом никак не наказывается за их смерть.

Однако дефицит федерального бюджета не позволит Минюсту США отказаться от принудительного труда, а также от сотрудничества с частными тюрьмами из-за элементарной нехватки мест для новых осуждённых, считает директор Фонда изучения США имени Рузвельта при МГУ имени М.В. Ломоносова Юрий Рогулёв. 

«США сталкиваются с высоким уровнем преступности, и даже наличествующих тюрем не хватает. Тут нужно смотреть правде в глаза. Сроки, которые дают американские суды, обычно очень большие.

Конечно, это приводит к перенаселённости тюрем и необходимости всё время наращивать расходы на содержание пенитенциарной системы.

В нынешних условиях бюджетного дефицита это представляет проблему», — пояснил Рогулёв в разговоре с RT.

Тюремная индустрия

Соединённые Штаты являются лидерами в мире по количеству заключённых на душу населения — по состоянию на 2018 год в тюрьмах находится почти 2,3 млн человек, отмечает Prison Policy.

Они содержатся в 1719 тюрьмах штатов, в 102 федеральных тюрьмах (более строго режима), 1852 исправительных учреждениях для несовершеннолетних, 3163 окружных изоляторах временного содержания, а также в 80 тюрьмах в «индейской стране» на территориях резерваций.

  • Американские заключённые, работающие в карьере. Середина 1950-х годов
  • Gettyimages.ru
  • © Bettmann

Хотя доля частных тюрем в общей системе исправительных учреждений США пока невелика, через них с каждым годом проходит всё больше заключённых. Так, в 2016 году эта цифра составила 126 тыс.

человек — 8,5% от общего числа осуждённых.

 В период с 2000 по 2016 год число людей, отбывавших сроки в частных тюрьмах, увеличилось на 47%, в то время как общее число заключённых по всей стране выросло на 9%.  

В 2017 году администрация Дональда Трампа отменила распоряжение Барака Обамы о прекращении использования частных тюрем, обосновав это тем, что Федеральное бюро по тюрьмам «не сможет адекватно ответить на будущие нужды федеральной исправительной системы». Эта мера была принята главой американского Минюста Джеффом Сешнсом и сразу же, по данным The Guardian, вызвала рост акций крупнейших компаний, которые управляют частными тюрьмами, «ориентированными на получение прибыли от труда заключённых».

При этом в 2016 году независимая проверка таких учреждений показала, что, несмотря на заверения управляющих компаний, они оказались гораздо менее безопасными и надёжными, чем тюрьмы и исправительные учреждения под управлением государства.

После этой проверки было закрыто 12 частных тюремдля «иностранных преступников», где содержались нелегалы, арестованные за нарушение федерального миграционного законодательства.

Однако американские власти не стали закрывать все подобные центры, сославшись на сильную зависимость от поступающих от них средств.  

Также по теме

«Пропагандистский приём»: как США способствуют росту производства наркотиков в Афганистане

Программы Агентства США по международному развитию (USAID), направленные на сокращение посевов опиумного мака в Афганистане, на деле…

Тюремная индустрия играет определённую роль и в политической жизни страны, традиционно поддерживая Республиканскую партию и активно жертвуя средства на её избирательные кампании различного уровня.

Газета The Guardian отмечает, что крупнейший оператор частных тюрем в США корпорация Core Civic ($178 млн прибыли в 2017 году), пожертвовала Республиканской партии почти $300 тыс. на обеспечение избирательного цикла 2016 года.

Кроме того, группа из 18 республиканских законодателей направила в Минюст, Министерство труда и иммиграционную полицию открытое письмо, призывающее защитить от нападок и судебных исков другого оператора частных тюрем — корпорацию GEO Group.

В своём письме конгрессмены заявили, что частные тюрьмы и иммиграционные центры полезны для общества, так как «уменьшают негатив путём повышения занятости заключённых, улучшают общий психологический настрой и позволяют снизить показатели дисциплинарных нарушений».

Портал Daily Beast, комментируя данное обращение, указал, что шестеро из подписавших это письмо с 2015 года получали пожертвования от Core Civic и GEO Group. Всего операторы частных тюрем пожертвовали более $1,6 млн на выборы законодателей различного уровня в 2016 году.

 

Частный сектор

В результате забастовки никаких серьёзных перемен в законодательстве и тюремной системе не произойдёт, так как администрацию Трампа, как и большинство республиканцев, устраивает такое положение дел, отметил в беседе с RT главный научный сотрудник Института США и Канады Владимир Васильев.

  • Тюрьма «Гуантанамо»
  • Reuters

«Демократы всегда ориентированы на права человека, для них экономика вопроса имеет меньшее значение. Главное, чтобы были соблюдены права заключённых. Республиканцы же к этому вопросу подходят более меркантильно, и идея здесь простая — заключённые должны сами себя содержать. Соблюдение прав человека за государственный счёт — это для них ещё одна ненужная статья расходов», — пояснил Васильев.

Администрация Трампа не пойдёт ни на какие уступки протестующим, так как в США остро стоит вопрос бюджетного дефицита. 

«Эта норма будет сохраняться и дальше, пока республиканцы остаются у власти и руководят Минюстом. В Америке очень сложная ситуация с дефицитом бюджета и государственными расходами. Но в условиях политической борьбы и предвыборной кампании эти заключённые будут апеллировать к демократам и тем силам, которые готовы их поддержать», — отметил Васильев.

Это мнение разделяет и директор Фонда изучения США имени Рузвельта Юрий Рогулёв, указывая на полное соответствие института принудительного труда и частных тюрем идеологии Трампа как миллиардера и бизнесмена.

«Трамп со свойственным ему походом старается увеличить участие частного сектора в пенитенциарной системе, что соответствует его идеологии.

Частные структуры будут стремиться не просто к окупаемости этих учреждений, но и, естественно, к тому, чтобы они приносили определённую прибыль. Это очень противоречивый вопрос.

Удастся ли добиться чего-либо заключённым с помощью этой забастовки? Сложно сказать, ведь все они являются нарушителями закона», — заключил эксперт.

Источник: https://russian.rt.com/world/article/547282-ssha-tyurma-protest-dengi

Тюрьма в США: описание, как все устроено, интересные факты, фото

Ориентация на прибыль: против чего протестуют заключённые американских тюрем. Опыт: как выглядит американская тюрьма изнутри

Жители Соединенных Штатов сами не до конца понимают, сколько сограждан находится в местах лишения свободы. Возможно, некоторые слышали, что в заключении находится 2,3 млн человек, но это лишь часть статистики. О том, сколько сидит в тюрьмах США заключенных, какие условия их содержания, а также другие интересные факты рассказаны в этой статье.

Количество пенитенциарных заведений в США

Соединенные Штаты имеют одну из самых больших в мире систем исправительных учреждений. Она содержит в себе:

  • 1719 государственных тюрем;
  • 102 федеральные тюрьмы;
  • 901 исправительное учреждение для несовершеннолетних;
  • 3163 местных тюрем в различных штатах.

Кроме вышеперечисленных заведений, нужно добавить иммиграционные, военные тюрьмы в США. Кроме тех, кто находится в заключении, под надзором содержатся еще 8,4 млн американцев с условно-досрочным освобождением. Еще 3,7 млн человек состоят под наблюдением на испытательном сроке.

Частные тюрьмы

Коммерческое использование труда заключенных — явление, присущее американскому обществу. Несмотря на то, что на законодательном уровне запрещено использовать труд по принуждению, в конституции есть поправка, гласящая, что рабство и принудительные работы запрещены на территории США, за исключением тюремного наказания.

На основании этой поправки возникли успешные коммерческие предприятия, приносящие триллионы долларов в год прибыли.

Частные тюрьмы в США содержат около 220 тыс. человек. Государственные исправительные учреждения также привлекают к труду заключенных, но в случае с коммерческими тюрьмами этот труд используется частным капиталом для получения прибыли.

Использование дешевой рабочей силы заключенных

В Америке эксплуатация труда людей, находящихся в местах лишения свободы, приняла две формы:

  1. Сдача внаем государством заключенных представителям бизнеса. На основании этого соглашения арестанты работают на частных предприятиях или задействованы в сельском хозяйстве. Оплата труда производится по самым низким тарифным ставкам, которые существуют в стране. Это около 2 долларов за час работы. Но по факту на руки работнику выплачивается около 50 центов.
  2. Приватизация тюрем. В этом случае тюрьма в США становится разновидностью частной собственности, на базе которой открывается коммерческое предприятие. Эта форма узаконенного рабства возникла при президенте Рейгане, а первая приватизация тюрьмы была произведена компанией Massey Burch Investment в штате Теннесси в 1983 году.

Кроме низкой оплаты труда, в коммерческих тюрьмах введена система поощрения в виде уменьшения срока отсидки за примерные поведение и выполнение трудовых обязательств. Однако есть и система штрафов, продлевающая срок, вплоть до пожизненного заключения.

Взятие под арест

При оформлении ареста снимают отпечатки пальцев, делают фотографии и забирают все предметы, находящиеся при задержанном, включая ценности и деньги. Вещи складываются в специальные контейнеры, составляется опись.

Затем выдается тюремная одежда, которая отличается цветом в зависимости от тяжести преступления, совершенного человеком. Новоприбывшим заключенным даются оранжевая роба, белые носки, резиновые сланцы.

Находящимся под следствием заключенным часто зачитывают приговор онлайн, не доставляя их к месту проведения суда. Приговариваемый сидит на стуле перед монитором, а по бокам находятся представители власти.

Условия содержания в тюрьме

После вынесения приговора человека доставляют к месту заключения. Там его переодевают еще раз. Лицам, совершившим незначительные по тяжести преступления, выдают синюю одежду. За серьезные нарушения закона — зеленая роба. И наконец, желтую одежду дают особо опасным преступникам.

Тюрьма делится на несколько отделений, в которых находятся заключенные, совершившие преступления разной степени тяжести. Камеры предназначены для содержания двух человек. Вся мебель: кровати, стулья, столы – выполнены из металла и прикручены к полу и стенам.

3-разовое питание происходит строго по расписанию. Меню очень разнообразно, но количества пищи достаточно лишь для поддержания функций организма. Раз в день дают свежие фрукты. Заключенным, содержащимся в блоке для опасных преступников, еду приносят прямо в камеры.

В каждом отделении установлены телефоны-автоматы, с которых можно позвонить родственникам или друзьям. Оплата звонков происходит за счет принимающей стороны. Есть душ для общего пользования и отдельный для зараженных СПИДом.

Про тюрьмы США снято множество фильмов, в которых показано противодействие разных группировок, но по факту основная масса заключенных сидит за бытовые преступления. Они доброжелательны и не идут на конфликт. Разборки на почве клановой и расовой принадлежности также существуют. Но это происходит в тюрьмах строгого режима, где отбывают срок за тяжкие преступления.

Странное наказание в женской зоне

Тюрьмы в США применяют разные методы перевоспитания своих подопечных. В штате Аризона, в городе Феникс, есть женское исправительное учреждение, называемое Estrella. Интересен способ наказания в этом заведении. Современным людям он может показаться дикостью, тем не менее заключенные выбирают его добровольно.

Это метод называется Chain Gang, что можно перевести как «банда, скованная цепью». Арестанток направляют на выполнение грязной и неквалифицированной работы, во время которой они прикованы друг к другу длинной цепью.

Такой вид наказания был не редок и применялся повсеместно, начиная с 19 столетия до середины 20 века. Затем он был отменен как негуманный.

В 1995 году этот вид наказания был снова введен в мужских тюрьмах, однако Estrella решила применять его на женщинах, логично рассудив, что в век эмансипации и равенства женщины должны получать наказание наравне с мужчинами.

Программа, по которой заключенные проходят наказание, называется «Последний шанс» и применяется к женщинам, совершившим незначительные преступления:

  • кража в супермаркете;
  • вождение в нетрезвом виде;
  • мелкое хулиганство;
  • преступления, которые предполагают в качестве наказания лишение свободы сроком до 1 года.

Почему женщины добровольно просят о подобном наказании? Дело в том, что условия содержания заключенных в женской тюрьме в США довольно строги. Их ограничивают в передвижении, питании, в возможности приобретать кофе, сигареты.

Работа, которую они должны будут выполнять, заключается в чистке обочин дорог, захоронении бомжей, скашивании бурьяна. Женщин сковывают вместе по 5 человек.

Однако после отрабатывания наказания в скованном цепью виде в течение месяца условия содержания арестанток существенно изменяются в лучшую сторону. Их переводят в лагерь облегченного режима, до конца отбывания срока.

От сумы и тюрьмы не зарекайся. Слепая Фемида может кинуть на нары как простолюдина, так и знаменитость. Сколько в тюрьмах США побывало известных людей? Вот некоторые из них:

  1. Роберт-Дауни младший, известный по главной роли в трилогии «Железный человек». С молодых лет находился под наблюдением полиции из-за своего пристрастия к алкоголю и наркотикам. В 1996 году получил условный срок за незаконное хранение оружия и наркотиков. После приговора обязан был пройти лечение и регулярно сдавать анализы на наркотики. Проигнорировав решение суда, Роберт-Дауни оказался за решеткой сроком на один год.
  2. Марк Уолберг, номинант на премию «Золотой глобус», «Оскар», снявшийся в фильмах «Трансформеры», «Планета обезьян», в молодости был завсегдатаем полицейского участка. Он нередко участвовал в драках и совершал хулиганские действия. Под влиянием наркотического угара ограбил аптеку, попутно избив 2 вьетнамцев, один из которых потерял зрение. Марка приговорили к 2 годам лишения свободы. Отсидев 45 дней, он вышел на волю.
  3. Майк Тайсон. Скандально известная звезда мирового бокса. Получил 6 лет тюрьмы, из которых отбыл 3 года, выйдя за примерное поведение. Майк был обвинен в изнасиловании 18-летней «Мисс Черная Америка» — Дезире Вашингтон. Сам он никогда не признавался в насилии, говоря, что все произошло по обоюдному согласию.

Тюрьма, из которой невозможно убежать

Есть одна тюрьма в США, существование которой дало пищу для создания многих фильмов. Она находится на острове Алькатрас недалеко от Сан-Франциско и известна тем, что из нее не было совершено удачных побегов.

До основания тюрьмы остров Алькатрас использовался как защитный форт. В начале 20 века сюда отправляли военных заключенных, но во времена Великой депрессии тюрьма получила статус федеральной, и в ней стали отбывать наказание особо отъявленные преступники, такие как Аль Капоне.

Известна она была еще по причине строгого содержания заключенных. Нарушителей наказывали тяжелыми работами, строгой изоляцией, скудным питанием, состоящим из хлеба и воды.

Здание неоднократно перестраивали, но одно оставалось неизменным — невозможность совершения побега из тюрьмы США. Расстояние до материка было 2 мили, и преодолеть их, находясь в холодной воде, не представлялось возможным. Было предпринято 15 попыток побега, но нет ни одного упоминания об их удачном исходе.

Музей из тюрьмы

Теперь заведение, находящееся на острове Алькатрас, перешло в разряд бывших тюрем США. Нехватка средств на финансирование исправительного учреждения, находящегося на отдалении от материка, привела к его закрытию. Теперь на этом месте находится музей, который может посетить любой человек.

Этот факт еще раз подтверждает способность американцев на всем делать деньги.

Источник: https://FB.ru/article/395107/tyurma-v-ssha-opisanie-kak-vse-ustroeno-interesnyie-faktyi-foto

Частные тюрьмы: как в США возник миллиардный бизнес на заключенных – Недвижимость Onliner

Ориентация на прибыль: против чего протестуют заключённые американских тюрем. Опыт: как выглядит американская тюрьма изнутри

С точки зрения белоруса эта практика выглядит достаточно сюрреалистично. В первой половине 1980-х годов успехи президентской администрации Рональда Рейгана в борьбе с наркотиками в США стали столь ошеломляющими, что в тюрьмах начали заканчиваться свободные места.

Значительно выросли и бюджетные расходы на пенитенциарную систему. В такой ситуации государство поставило элегантный эксперимент: отдало часть объектов исполнения наказаний в управление частным корпорациям.

Опыт, судя по всему, оказался достаточно удачным: возможно, самая необычная отрасль сферы услуг продолжает существовать (и временами даже очень неплохо) и поныне, превратившись в бизнес с миллиардными оборотами.

Почему многие считают его современным рабством? В чем пороки этой системы и ее достоинства? Частные тюрьмы по-американски — в обзоре Onliner.

В Соединенных Штатах частной тюремной индустрии в ее нынешнем виде немногим менее четырех десятков лет, но традиции извлечения прибыли из людей, волею судеб и своих проступков оказавшихся за решеткой, в стране давние.

В феврале 1865 года незадолго до окончания Гражданской войны Конгресс США принял Тринадцатую поправку к Конституции, фактически запретившую рабство и принудительный труд на территории государства.

Текст этого важнейшего документа, в буквальном смысле изменившего судьбу миллионов, содержит небольшую приписку, которую обычно не замечают:

«В Соединенных Штатах или в каком-либо месте, подчиненном их юрисдикции, не должно существовать ни рабство, ни подневольное услужение, кроме тех случаев, когда это является наказанием за преступление, за которое лицо было надлежащим образом осуждено».

То есть рабство (и приравненное к нему «подневольное услужение») запретили, но одновременно фактически узаконили одно исключение. Принудительная эксплуатация человека человеком была возможна, если это являлось наказанием.

Вскоре после введения этой нормы ей, естественно, воспользовались, и произошло это в южных штатах. После отмены там рабства владельцы плантаций лишились доступа к фактически бесплатному труду, бывшему важнейшим элементом местной экономической модели.

Определенной заменой обычным рабам стали заключенные, ничем, по сути, от рабов не отличавшиеся. В условиях американского Юга с его своеобразной системой правосудия абсолютное большинство получавших сроки составляли афроамериканцы, так что во многих случаях для собственника ничего не менялось.

В 1868 году сначала в Джорджии, а затем и в других штатах региона все большее распространение стала получать практика т. н. «аренды (или лизинга) заключенных».

За право использовать их узаконенный Конституцией труд плантаторы платили властям штата определенную, относительно небольшую сумму, а власти, в свою очередь, лишались проблемных активов и к тому же косвенно поддерживали свое сельское хозяйство.

В каком-то смысле прежнее рабство было даже более щадящим форматом эксплуатации для жертв.

Раб был частной собственностью своего владельца, и тот, как бы цинично это ни звучало, был заинтересован в максимальном продлении ресурса этой собственности.

К выживанию же доставшихся ему в аренду осужденных хозяин какой-нибудь хлопковой плантации в Алабаме относился максимально равнодушно, а потому эксплуатировал их труд с еще большим ожесточением.

Схема была выгодной для всех ее участников, кроме собственно осужденных. Вскоре они вкалывали уже не только на плантациях, но и на угольных шахтах, других относительно крупных предприятиях Юга. Зарождающиеся корпорации тоже почувствовали вкус к такому труду.

В Советском Союзе на подобные практики навесили бы какой-нибудь ярлык вроде «звериный оскал капитализма».

Между тем и в самом СССР, особенно в 1930-е годы, бесплатный труд заключенных стал важнейшим фактором экономического рывка через индустриализацию, просто в том случае единственным выгодоприобретателем оставалось государство.

Как бы то ни было, к моменту появления в Стране Советов «архипелага ГУЛАГ» аренда заключенных в США и эксплуатация их труда частными лицами уже давно были запрещены. К 1908 году давление общественного мнения (прежде всего в либеральных штатах) оказалось мощнее экономического лобби южан.

Рейганомика должна быть рейганомной

Вновь к передаче осужденных в частные руки в Соединенных Штатах вернулись спустя 76 лет. Впервые о «Войне с наркотиками» заявил еще президент Никсон в 1971 году, но по-настоящему серьезно проблемой занялись при Рейгане и последующих администрациях.

Масштабный рост количества арестов, приговоров и сроков заключения за преступления, связанные с оборотом наркотиков, привел к росту нагрузки на государственную пенитенциарную систему и, соответственно, расходов, связанных с ее содержанием.

Экономическая же политика администрации Рейгана (то, что потом назвали «рейганомикой») была направлена как раз на максимальное снижение бюджетных расходов и передачу сфер, прежде контролировавшихся государством, в частные руки. Не стала исключением и индустрия исполнения наказаний.

Важно подчеркнуть, своей монополией на применение насилия государство не намерено было делиться. В тюрьмы по-прежнему попадали по приговору суда, однако некоторые из таких объектов было решено передать, сначала в порядке эксперимента, в управление частным компаниям.

Первый из таких операторов, Corrections Corporation of America (сейчас CoreCivic), был основан в городе Нэшвилл, штат Теннесси, в январе 1983 года и уже в 1984-м получил контроль над своими первыми объектами: центром содержания несовершеннолетних в родном штате и тюрьмой в Техасе.

Любопытны личности трех отцов-основателей CCA и индустрии частных тюрем. В их числе были крупный риелтор, глава Республиканской партии штата Теннесси и, наконец, бывший глава Департамента исполнения наказаний соседнего штата Арканзас.

Эти три авторитетных члена общества отвечали соответственно за экономическую составляющую бизнеса, политическое влияние и собственно администрирование пенитенциарных объектов как таковых.

В настоящее время под управлением CoreCivic находятся 65 объектов федерального уровня и уровня штатов, рассчитанных на прием 90 тыс. человек. Под контролем второго крупнейшего игрока рынка GEO Group, возникшего в 1987-м в качестве дочерней компании корпорации, которая занималась охранным бизнесом, — почти сотня различных объектов пенитенциарной системы.

CoreCivic и GEO Group, а также большинство остальных, более мелких операторов — это не какие-нибудь подозрительные частные компании с непрозрачной схемой ведения бизнеса. Это обычные корпорации, акции которых торгуются на Нью-Йоркской фондовой бирже.

«Ты просто продаешь эти услуги так же, как продавал бы автомобили, недвижимость или бургеры», — рассказывал один из основателей CoreCivic. Так и есть: с первого взгляда эта отрасль сферы услуг кажется просто слегка экзотической.

У обеих корпораций десятки тысяч сотрудников и миллиардные обороты, но, в конце концов, инвесторам (а среди них крупнейшие банки и фонды США) безразлично, как зарабатываются деньги, если все происходит в рамках закона. Как обычно, дьявол кроется в деталях.

Как это работает

Бизнес американских тюремных операторов, в управлении которых находятся, впрочем, не только тюрьмы, но и центры содержания несовершеннолетних или нелегальных мигрантов, строится на получении платы от властей штата или федерального правительства за каждого содержащегося на их объектах заключенного.

Плата может быть помесячной или посуточной. С точки зрения государства выгода заключается в том, что частнику платят меньше, чем требовалось бы на содержание осужденного в обычной тюрьме.

Считается, что независимый оператор в состоянии максимально эффективно оптимизировать все процессы для достижения собственной выгоды, от чего выиграют все.

Судя по цифрам статистики, это справедливое мнение. Государство действительно платит частному оператору за каждого заключенного в среднем на 15% меньше. Оборот отрасли растет, как растет и прибыль отдельных ее игроков. Однако критики индустрии обращают внимание на то, какой ценой достигаются такие показатели.

Оптимизация и экономия приводят к тому, что работники частных тюрем, включая охранников, получают существенно меньшие зарплаты, чем их коллеги, работающие на государство. Следствием этого является большой процент низкоквалифицированного персонала, что напрямую влияет на уровень внешней и внутренней безопасности объектов.

В частных тюрьмах выше уровень насилия, больше оборот нелегальной торговли, чаще случаются побеги. Кроме этого, для таких заключенных в большей степени характерен рецидивизм.

Если учесть неизбежные государственные расходы на решение всех этих дополнительных проблем, то окажется, что привлечение частных операторов к управлению тюрьмами уже не столь выгодно.

Важное значение имеет и этический вопрос.

Насколько уместно в принципе отдавать исполнение наказаний в частные руки, ведь главной задачей пенитенциарной системы (в идеальном мире) является исправление осужденного? С точки зрения эффективного менеджмента крупной корпорации ни условная CoreCivic, ни GEO Group не могут быть заинтересованы в перевоспитании преступника, ведь это будет означать потерю клиентуры, приносящей компании деньги. Наоборот, выгодным в такой ситуации становится как раз повышение риска рецидивных преступлений, увеличение сроков наказаний за них и введение уголовного наказания за неопасные преступления, что добавляет населения тюрьмам и, соответственно, прибыли игрокам рынка. Это ведь бизнес, ничего личного.

Вокруг отрасли возникло явление, получившее название «тюремно-промышленный комплекс» (по аналогии с военно-промышленным комплексом). В тюрьмах стали открываться целые производства, приносящие дополнительную прибыль. Многие американцы, например, знают, что автомобильные номерные знаки 40 из 50 штатов производятся заключенными.

Они же делают мебель, военное обмундирование, даже несложную бытовую технику. При этом уровень оплаты такого труда микроскопический — $0,12—0,40 в час + премии. Такое положение вещей, естественно, вызывает обвинения в современном рабстве, но важно также учитывать и значение труда для исправления осужденных.

В конце концов, многие из них получают в тюрьме профессию, которая потом помогает устроиться на свободе.

С падением в 2010-х числа заключенных в США, индустрию частных тюрем должны были ожидать тяжелые времена. В 2016 году администрация Обамы выпустила постановление о последовательном снижении количества контрактов с частными тюремными компаниями. Однако все эти решения были отменены после победы на очередных президентских выборах Дональда Трампа.

Стоимость акций только крупнейших «исправительных корпораций» взлетела на 30—40%. Естественно, отрасль создавалась республиканцами и поддерживает Республиканскую партию, а та платит им взаимностью. Настоящим спасением для частных тюрем в условиях постоянного падения количества заключенных стала война против нелегальных мигрантов, объявленная Трампом.

Большинство центров по содержанию нелегалов принадлежит независимым операторам, получающим деньги от федерального правительства. Однако вместе с ними они получают и негативный пиар, связанный с постоянными скандалами вокруг условий содержания мигрантов.

Некоторые инвестбанки на таком отрицательном фоне были вынуждены прекратить свое сотрудничество с частными тюрьмами.

У такого бизнеса сформировался довольно токсичный имидж, но это пока не мешает частным тюремным операторам приносить деньги своим акционерам. Не стоит сгущать краски и преувеличивать их влияние, в том числе лоббистское.

В настоящее время лишь около 10% всех заключенных в США содержатся в объектах, которыми управляют негосударственные компании. Из 50 штатов всего в 23 разрешен подобный вид бизнеса, и даже эта цифра имеет тенденцию к сокращению.

Но все же Америка слишком разная, а уровень автономности решений у отдельных штатов по-прежнему велик. Очевидно, что такой бизнес еще очень долго будет процветать, по крайней мере на Юге страны.

Источник: https://realt.onliner.by/2020/06/03/kak-v-ssha-voznik-milliardnyj-biznes-na-zaklyuchennyx

Помощь юриста
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: